Метражи - Недвижимость крупным планом

Исповедь архитектора

07. 10. 2015 Рубрика:
5 октября в России отмечается Всемирный день архитектуры (World Architecture Day), который в 2015 году отпраздновали уже в тридцатый раз.
Исповедь архитектора

«Архитектура является матерью искусств. Мне хотелось бы верить, что архитектура соединяет настоящее и прошлое, материальное с нематериальным».

Ричард Мейер,

американский архитектор,

ведущий представитель нью-йоркского авангарда.

 

Этот праздник был учреждён Международным союзом архитекторов (МСА). Изначально на собрании МСА в 1985 году было решено ежегодно праздновать Всемирный день архитектуры 1 июля. А в 1996 году Международный союз архитекторов, на своей 20-й Генеральной ассамблее в Барселоне, принял резолюцию о переносе празднования Всемирного дня архитектуры на первый понедельник октября.

Традиционно в свой профессиональный праздник архитекторы во всём мире собираются на конференции, на которых они обсуждают условия и результаты своей практической деятельности, рассматривают проблемы архитектуры и архитектурного образования, устраивают творческие дискуссии. Также в этот день организуются выставки, фестивали и другие мероприятия.

В Перми также с 2013 года проводится фестиваль архитектуры «Пермь ХХI век», организованный Пермской краевой общественной организацией «Союз архитекторов».

Естественно, Всемирный день архитектуры – это хороший повод поразмышлять об архитектуре вообще, о проблемах архитектуры, о путях развития архитектуры.

 

Игорь Луговой, почётный архитектор России, член Градостроительного совета Пермского края, член Комиссии по землепользованию и застройке г. Перми:

– Архитектура – это самое социальное и самое наукоёмкое из искусств! Человеку, далёкому от реального проектирования, трудно даже представить, сколько людей влияет на конечный результат, на проект, на архитектуру города!

Армии строителей, производителей и поставщиков материалов, сонм чиновников и экспертов, отряды специалистов по недвижимости, риэлторов и экономистов, батальоны разработчиков строительных норм и правил и градостроительных нормативов, гвардия инвесторов и заказчиков, естественно – проектировщики различных разделов проекта и архитекторы, все вносят свою лепту в конечный результат, в то, что на языке Гражданского кодекса называется произведением архитектуры, а попросту – вся материальная искусственная среда, которая нас окружает и в которой, хотим мы того или нет, нам приходится жить.

Архитектуру поистине творит общество. Архитектура – это скульптура, которую высекает общество из пространства и времени.

«Нет, это возмутительно! Архитектор перекладывает ответственность на общество!» – скажет внимательный читатель и, как законопослушный налогоплательщик, естественно, будет прав. Где это видано, чтобы практикующий профессионал перекладывал ответственность на ни в чём не повинных граждан?

И вот тут на авансцену выходит главный герой, ключевое понятие – ответственность.

Да-да, приходится констатировать, хотя это неприятно и не принято, что в архитектуре главное – не умение чертить планы домов, и не знание Градостроительного кодекса, и даже – о боги! – не вдохновенные идеи и полёт мысли, а – ответственность. Ответственность, которая контролирует все действия архитектора, которая заставляет изучать Градостроительный кодекс и ещё огромный массив норм и правил, которая направляет полёт вдохновенной мысли. И эту ответственность архитектора невозможно переложить на кого-то. Однако ответственность других творцов архитектуры тоже невозможно девальвировать или преуменьшить.

Ответственность наступает сразу и у всех, кто так или иначе влияет на архитектуру, как только проект должен стать реальностью.

Проект (от лат. projectus – брошенный вперёд, выступающий, выдающийся вперёд), если иметь в виду истинное значение слова, – концепция, замысел, идея, образ, воплощённые в форму описания, обоснования расчётов, чертежей, раскрывающих сущность замысла и возможность его практической реализации. Проект включает все работы, планы, мероприятия и другие задачи, направленные на создание уникального продукта, которым может быть здание, ансамбль, комплекс, площадь, улица, т.е. искусственно созданное человеком пространство.

Из этого можно сделать, как минимум, один вывод: цель проекта – его реализация.
Без реализации проект не имеет цели, а следовательно, не может считаться таковым. Если проект не предусматривает реализацию и не направлен на осуществление, он может быть чем угодно, только не проектом: пачкой бумаги с рисунками, схемами и картинками, компьютерной папкой с файлами разного объёма, устным или письменным описанием деклараций намерений и добрых пожеланий.

Но как только этот ворох чертежей, макетов, файлов, описаний, аннотаций и спецификаций направляется на реализацию концепции, происходит переход из мира фантазий и мечтаний в мир материальный и физический и возникает ответственность за результат. Собственно, пока не возникнет ответственность, концепция пребывает в художественно-эстетической стадии творчества, и только с возникновением ответственности концепция входит в наш мир и становится реальностью.

Архитектура – это волшебное представление, в котором происходят порой чудеса, в котором накал действия, интрига сюжета и визуальные иллюзии замешаны на точном расчёте и физических законах.

Архитектор, как фокусник, может, к удивлению и радости публики, достать из шляпы пушистого кролика. Но при одном условии, как и фокусник: кролика надо заранее посадить в шляпу.

Архитекторы – не художники. Архитекторы работают в постоянной зависимости от экономических процессов и в тесном контакте со строительными технологиями. Материалы и методики строительства всё время развиваются, и архитекторы, как представители общественности в широком смысле слова, могут влиять на эти процессы. Создаются новые проекты и концепции, которые определяют вектор развития строительной отрасли. Архитектура – одна из тех профессий, которые пребывают в постоянном движении и развитии.

 

– Каковы проблемы архитектуры? В этом вопросе заложено противоречие и провокационность.

– У самой архитектуры нет проблем. Проблемы есть у людей, так или иначе связанных с архитектурой, создающих архитектуру (архитекторы, строители), непосредственно влияющих на архитектуру (инвесторы, заказчики, чиновники), интересующихся архитектурой по долгу службы (критики, журналисты), и особенно – у потребителей архитектуры, у тех людей, которые не влияют непосредственно на архитектуру, не интересуются архитектурой, но которые рождаются и живут в архитектуре и впитывают её с молоком матери.

Проблемы людей, так или иначе связанных с архитектурой, многочисленны и разнообразны, к ним можно отнести:

- экономические проблемы;

- противоречия между различными интересами, желаниями и возможностями;

- законы, нормы, регламенты, ограничения. Требования объективные, обоснованные безопасностью, и субъективные, ничем не обоснованные. Непредсказуемость изменений норм и противоречия разных правовых актов;

- проблемы места, участка, соседства. «Location, Location, Location», английский девелопер Гарольд Самуил;

- проблемы дефицита реализации и реализация, далёкая от проекта. «Realization, Realization, Realization»;

- проблемы открытости и доступности актуальной информации и критики, отсутствие профессионального обсуждения и другие.

Формула успешной реализации любого проекта: «Идея. Деньги. Воля», и если хоть одна составляющая формулы не соответствует задачам и целям проекта, проект обречён быть нереализованным.

Справедливости ради необходимо признать, что пока умение создавать проблемы доминирует над умением решать эти проблемы.

 

– Может ли быть архитектура иной? Если может, то – какой?

– Вопрос даже не в том, может быть архитектура лучше или хуже, нет, вопрос в том, может ли быть архитектура другой, не такой, которая нас окружает и будет окружать и 10, и 50, и 100 лет?

Для ответа на этот вопрос надо сделать паузу и ответить на несколько другие вопросы:

- Кто заказывает архитектуру?

- Кто придумывает градостроительные нормы и правила?

- Почему тот, кто заказывает, заказывает именно такую архитектуру?

- Когда будет заказываться иная архитектура?

Но пока основными требованиями к архитектуре являются:

- невидимость (не выставляться из-за двухэтажных особнячков сомнительной стилистики, в которых когда-то кто-то случайно переночевал и поэтому особнячок стал памятником истории);

- бесплатность или бесценность (не использовать в отделке дорогие материалы, а лучше вообще ничем не отделывать);

- простота (никаких незаполненных проёмов, ниш, консолей, вант, куполов, ничего, что может контрастировать с окружением).

Нет заказа от общества, т.е. социального заказа, – нет и архитектуры. Не может возникнуть то, чего не может быть. То, чему не суждено стать реальностью, или то, время чего ещё не пришло, не может стать реальностью. Проект, который не нужен людям, обречён кануть в Лету.

К сожалению, а может быть, к счастью, миф об архитекторе, который просто так сидит ночи напролёт и мечтает, какой бы эдакий шедевр в стиле ампир с элементами барокко спроектировать посередь городской площади, не соответствует действительности.

Архитектор – это не только художник-символист, учёный-аналитик или композитор застывшей музыки, в первую очередь архитектор – это профессионал, который делает то, что требует от него общество и что заказывают ему люди.

Разные заказчики заказывают разное, и это естественно, ведь факторов, почему заказывают именно то, что заказывают, очень много: это политика и экономика, психология и менталитет, настроение и климат, и конечно, это существующее окружение, город.

Что же такое Город? Это тонкая прослойка между землёй и небом? Как показывает Google, планета Земля и космические снимки. Или это эпицентр культурных, исторических, экономических интересов огромного числа людей, концентрированная смесь жизненных стремлений и надежд?

А может, это кладбище нереализованных проектов? Или это лаборатория по разработке новых концепций и отбору наиболее жизнеспособных и востребованных идей развития городской среды.

Манифесты типа «Как нам обустроить город» очень дорого продаются, но очень дёшево ценятся. Генпланомания, которая охватила город в 2008 году и приступы которой до сих пор нет-нет да и захлёстывают горожан, столь же трудно излечивается, как алкогольный абстинентный синдром. Погружение в сладостные грёзы ожидания, что на следующее утро после утверждения генплана или очередных ограничений город предстанет совсем другим, идеалистические мечтания, которые сопровождают злоупотребление крепкими градостроительными концепциями в неконтролируемых количествах, в надежде «понять смыслы» и «нащупать тренды», заканчивается тяжёлым состоянием рухнувших надежд, архитектурной непереносимости и жестокой ломкой сознания.

И невдомёк неокрепшим умам градостроительных дилетантов, что города не преобразуются вмиг только по мановению волшебной палочки губернаторов и мэров, что деклараций о том, что «город должен быть зелёным и экологичным», что «город для людей, а не для машин», что «архитектура должна быть человечной», недостаточно для преобразования города.

Даже сильные мира сего, губернаторы-сенаторы-мэры, при всех своих необъятных финансовых и административных возможностях так и не заказывают за свой счёт проекты, от реализации которых все бы ахнули и мигом подобрели душой, глядя на которые и стар и млад восхищались бы красотой и мудростью правителей, подаривших своим гражданам шедевры архитектуры в назидание и на радость преемникам своим…

 

…Она примеряет и меняет костюмы и накидки, шарфы и шляпки, она выбирает между вуалью и шалью, между шубой и муфтой, она пытается определиться между prêt-à-porter (прет-а-порте) или Haute couture (от кутюр). Дизайн её нарядов изменчив, архитектура её прихотлива. Она в поиске, она ищет свой стиль, дайте лишь время и денег – она найдёт его.

Красавица Пермь.

 

Оценить:

(Оценили: 0)

Поделиться:

Комментарии:

Комметарии от сервиса Disqus
Наверх