Метражи - Недвижимость крупным планом

С заботой о культуре

Рубрика: Законодательство, Пространственное развитие

Пермь поставили в пример для городов России на одной из секций форума высотного и уникального строительства 100+, прошедшего в начале октября в Екатеринбурге. Обсуждение касалось вопросов определения и сохранения объектов культурного наследия. Что же хорошего в Перми на фоне других мегаполисов?

Старые дома с необычной архитектурой и историей радуют глаз жителя мегаполиса и гостя города. Особенно, если за ними ухаживают. Но не все старые дома находятся под охраной и не факт, что они её получат. Это только на первый взгляд может показаться, что специалистам, грубо говоря, приходится отличать бараки от дворцов. В России есть закон, напрямую относящийся к охране культурного наследия – ФЗ № 73. Но проблема отбора всё равно существует и вопросов перед специалистами встает не мало: является ли здание историческим, кто должен за него отвечать, кто реставрировать, за чьи деньги? Кто потом будет за ним следить? Поэтому на секции, посвящённой культурному наследию, много внимания уделялось методологическим и теоретическим аспектам работы специалистов в сфере охраны.

Но даже получившие «защиту» здания не всегда соответствуют нашему представлению о том, как должно выглядеть культурное наследие. Как заметил один из спикеров, в России сейчас примерно 150 тысяч таких объектов и более 30 % из них находятся в плачевном состоянии.

Защитный хаос

Директор Екатеринбургского Центра по охране и использованию исторического и культурного наследия Леонид Генин посетовал, что далеко не в каждом городе есть подобный Центр, который решал бы первоочередные проблемы.

– Нужно использовать ресурс муниципальных образований. В больших городах подобные организации состоят из 10 – 15 сотрудников. Необходимо стимулировать муниципалитеты на появление Центров охраны, — поясняет эксперт.

Тем не менее, системности работы нет даже там, где есть подобная организация. Работа с памятниками не носит скоординированного характера. Как отметил Леонид Генин, зачастую бывает так, что глава администрации, просто совершая поездку по городу или реагируя на жалобу, зафиксировал нарушение в отношении объекта охраны. Он передал жалобу в прокуратуру. Прокуратура ещё куда-нибудь обратилась… и эта цепочка действий может длиться вечно.

– На федеральном уровне созрело понимание того, что есть кнут – это штрафы, начинающиеся от 200 тысяч рублей, — говорит Леонид Генин. – Есть даже уголовная ответственность. Но на моей памяти она была применена всего один раз на всю страну. А вот пряника, который бы стимулировал охрану исторических объектов, нет.

Даже есть инвестор-инициатор, который готов содержать объект, ему приходится получать множество разрешений от различных инстанций на проведение работ. То есть фактически делается всё, чтобы убить желание.

Но есть позитивные инициативы, например, ввести такой вид работ как «текущее содержание объекта», для которого не требовалось бы получать множества подобных разрешений.

 

Пермский подход

Советник мэра Новосибирска Александр Ложкин акцентировал выступление на том, что целью должно быть не просто сохранение объекта, но и его развитие:

– Не может быть задачи остановить развитие и законсервировать город, как не может быть задачи развивать город любыми средствами, уничтожая его идентичность. Задача – задать на основе идентичности наследия рамки развития.

То есть нужен баланс. И здесь был приведен пример Перми, как города, где этот баланс, как минимум пытались найти, создавая мастерплан (отметим, что ранее Ложкин работал в Перми руководителем краевого центра охраны памятников).

–  В своё время в Перми удалось сделать первый нормальный проект зон охраны. Вся методика, которую тогда разработали с пермскими коллегами по определению зон охраны, определению границ достопримечательных мест и их регламенту – это передовой опыт. Да, не во всём дело доведено до конца. Но всё это утверждено и работает. В этом смысле Пермь обладает наиболее эффективной и прозрачной системой принятия решения по застройке исторических территорий. Эту методику мы успешно применяем в Новосибирске, она легла в основу работы, которую минкульт РФ проводит в отношении исторических поселений федерального значения, – отметил Александр Ложкин.

В пермском подходе на территории, где есть памятники или ансамбли, градостроительные регламенты не действуют. Запрещены землеустроительные, строительные и прочие виды работ.  Происходит согласование госорганом работ по сохранению памятника или ансамбля.

На зоны охраны объектов культурного наследия (достопримечательные места) устанавливаются градостроительные регламенты, и они отражаются в правилах землепользования и застройки. Здесь согласование не требуется.

В этой зоне определяются охранная зона (запрещение строительства и ограничение хозяйственной деятельности), зона регулирования застройки (ограничение строительства и хоздеятельности, определяются требования к реконструкции) и зона охраняемого природного ландшафта (ограничение строительства, реконструкции и хоздеятельности).

Спикер перечислил 7 отобранных достопримечательных мест в Перми. Это поселок Мотовилихинского завода, губернский центр, соцгород «Рабочий поселок», проспект Сталина, университетский городок, Комсомольский проспект, Егошихинский завод.

В Новосибирске, где и работает сейчас Александр Ложкин, к достопримечательным местам относится пока одна территория – Академгородок.

Проблемы реставрации

Бюджетов разных уровней на реставрацию культурного наследия не всегда достаточно. Но и бизнес не всегда может помочь, даже если хочет.

Завкафедрой «Строительное производство и экспертиза недвижимости» УрФУ им. Ельцина Вячеслав Шихирин рассказал о проблеме коммерческой привлекательности исторических зданий для инвесторов.

– Финны гордятся тем, что 40 % ВВП у них приходится на объекты недвижимости, – посетовал он. – У нас же культурологические и искусствоведческие характеристики сложно переводить в стоимостные величины.

Результат оценки объекта зависит от количества исторических ограничений согласно ФЗ № 73. У некоторых зданий потенциально высокая коммерческая цена, но приспособить их для планов инвесторов крайне сложно. В качестве выхода из ситуации спикер предложил законодательно уменьшить количество «незначимых» исторических ограничений. Итогом может быть более быстрая окупаемость реконструкции зданий, а это повысит на них спрос со стороны инвесторов.

Но только регламентами и отбором объектов наследия проблемы не ограничиваются. Даже эти этапы пройдены и вроде бы можно заняться непосредственно реставрацией, то всплывают иные нюансы. Гендиректор «Первой архитектурно-производственной мастерской» Владимир Руднев акцентировал на них внимание.

Так, по его словам, с каждым годом возникает всё больше юридических проблем, опять же действуют слишком много актов и законов, фактически тормозящие реставрационные работы. Поэтому некоторые собственники откладывают затею «до лучших времен». Но и это не всё.

– На объектах культурного наследия мы в 100% случаях сталкиваемся с перепланировками. Но это проблема не последних собственников, – сетует спикер.

 Как правило, перепланировки проходили уже после национализации зданий (то есть после Революции 1917 года, – прим. ред.), когда объекты не использовались по прежнему назначению, а превращались в жилые дома, библиотеки, передавались разным ведомствам: в общем, перекраивались, как только могли. А сперва, как правило, попросту подвергались разграблениям. Более того, в Советском Союзе зачастую не задумывались над фасадами при прокладке теплотрасс: мешал фундамент –  сносили или изменяли.

И здесь возникает важный вопрос: что именно считать историческим: что было до 2017 года или, может, это уже больше памятник 1930-х годов.

В этом ключе логичный выход предложил замдиректора по развитию компании «Стройтэкпроект» Данил Бегичев, который предложил активнее использовать BIM-модели по таким объектам. Суть проста: неизвестно удастся ли полностью восстановить какое-то здание, но в виртуальной реальности это сделать куда проще. Поэтому часть исторических зданий можно презентовать в 3D-виде. Надел специальные очки – и ходи себе изучай внутренности, «поднимайся» по этажам, параллельно слушая лекцию.

– Это направлено, в том числе, и на более далекое будущее, когда здание уже не спасти. Оно по крайней мере сохранится в 3D-виде. Это очень полезно для проведения экскурсий, привлечения туристических потоков, для изучения истории архитектуры в школах.

Автор Дмитрий Енцов

Ищете коммерческую недвижимость?
Предложения на сайте metrosphera.ru

Оценить:

(Оценили: 0)

Поделиться:

Комментарии:

Комметарии от сервиса Disqus
Наверх