Метражи - Недвижимость крупным планом

Дмитрий Лапшин: «В Перми нужно ужесточить градостроительное регулирование»

Рубрика: От первого лица, Жилая недвижимость, Пространственное развитие

В Перми могут появиться зоны специального градостроительного регулирования. Проблемы, которые вынуждают городские власти настаивать на ужесточении требований к застройке, журнал «Метражи» обсудил с первым заместителем начальника департамента градостроительства и архитектуры администрации Перми, главным архитектором Перми Дмитрием Лапшиным.

– Планы застройщиков Перми не всегда совпадают с интересами жителей. Хотя одни строят жильё для других и покупатели на квартиры находятся, появляются и недовольные визуальной составляющей, количеством парковочных мест, перегруженностью школ и детских садов. Эту ситуацию можно изменить?

– Сейчас очень мало точек пересечения интересов бизнеса и горожан. И это только потому, как мне кажется, что рынок не очень регулирует эту ситуацию. Многие пермяки всё ещё продолжают нуждаться в банальном улучшении жилищных условий. И пока такой покупатель не «наелся», он не будет разборчивым. Сейчас у нас территория «фаст-фуда», а не ресторанов. Не будет высокой кухни, пока люди предпочитают картофель фри.

Наверное, время либеральных правил должно закончиться. И здесь администрация Перми и департамент градостроительства и архитектуры города должны выступить не от имени застройщиков, хотя этот бизнес и приносит налоговые поступления, а от имени горожан, для которых Пермь создаётся, за кого мы должны конкурировать с другими городами. Мы должны выступить с рядом требований и ограничений.

– И что это за требования?

В данный момент, уже порядка десяти лет, у администрации нет возможности влияния на девелоперские проекты, если они не осуществляются на муниципальной земле. И даже продажа конкурсных земельных участков ведёт к тому, что при этом отсутствует  возможность принимать участие в управлении этими проектами. Сейчас время требует перехода к другой системе. Например, можно продавать земельный участок вместе с разрешением на строительство. Да, и какое-то время обходиться без получения дохода от продажи земли. На это нужно осознанно идти. Чтобы была возможность обсудить, учесть требования горожан, нужно выступать от первого лица, как ответственный  застройщик. И на конкретный проект привлекать подрядчика, продавать ему уже готовый продукт: участок с готовыми техническими условиями, экспертизой проекта, разрешением на строительство.

 – Есть другие варианты?

– Если не идти по этому пути, то необходимо принимать систему жёсткого регулирования. Сейчас главный архитектор не имеет права вмешиваться в работу проектировщиков и архитекторов, не может даже предъявлять требования, связанные с эстетическим восприятием, или требования к размещению здания на участке. К администрации есть различные требования по сокращению административных барьеров: требовать больше, чем предписано Градостроительным кодексом, нельзя. А в кодексе нет никаких упоминаний об архитектуре, композиции. Тем городам, где до настоящего времени была сохранена практика выдавать архитектурно-планировочное задание или согласовывать паспорта фасадов, позволили создать дополнительные регламенты. У нас же такого не случилось. Если есть заключение экспертизы и проектная документация, которая нравится застройщику и проектировщику, им муниципалитет обязан выдать разрешение на строительство без дополнительных рассмотрений и согласований.

В Перми существует ограничение высотности в центре в 20 метров. Но оно всех проблем не решает. Нужна возможность влиять на девелоперский проект, и для этого мы пойдём путём установления зон специального градостроительного регулирования. А также определённые параметры возможно регулировать через зависимость площади зданий от площади озеленения или количества площадок для отдыха и спорта. Центральным улицам ещё требуется уделить внимание с точки зрения архитектурной стилистики, цвета и применения материалов. Есть как минимум ещё два момента, достойных обязательного внимания и регулирования. Первый – это гостевой маршрут, где важно избегать хаоса восприятия. Второй – территория, примыкающая к исторической части города. Застройка на этих улицах не может регулироваться только зонами охраны объектов культурного наследия, они имеют свойства и отменяться, а город должен иметь свой набор требований, независимо ни от кого, иначе одно неловкое проектное решение уничтожит гармоничное восприятие большой части исторического  города.

Зоны специального регулирования можно установить и на территориях с уже сложившейся застройкой. Сейчас строительство чаще ведётся на свободных участках, но в будущем мы постепенно перейдём к реконструкции. Поэтому нужно заранее выстроить прозрачные, понятные требования, чтобы застройщик знал, с чем придётся работать.

– Такой подход скажется на качестве архитектуры?

– Если застройщикам потребуется защищать свою архитектурную идею в департаменте или на Градостроительном совете, то им придётся привлекать архитекторов. Сейчас архитекторы зачастую не нужны, и это видно по объектам, которые появляются в Перми. Достаточно заключить договор с организацией, где есть проектировщики. Целостность композиции и выверенные пропорции не являются для них приоритетом, и это не их вина. Можно начертить объект и без архитектора, так как он не требует профессиональной защиты. У нас пока строят в основном кубики: больше или меньше, белый или синий. Многообразие форм по какой-то причине не свойственно Перми.

– Чем отличается ситуация в регионах, где разнообразия больше?

– Думаю, в других регионах больше амбиций у застройщиков. В Перми тоже есть конкуренция, но выбивающиеся из общего ряда объекты очень часто возводят, как ни странно, именно иногородние застройщики. Хотя иногда мы видим, что и мегакорпорации российского масштаба хотят в творческом плане отдохнуть на Перми. И это тоже связано с отсутствием возможности жёсткого градостроительного регулирования. Но обычная, рядовая, застройка есть в любом регионе.

– Без ужесточения регулирования ситуация с застройкой Перми может измениться, например, из-за придирчивости покупателей?

– На сегодняшний день при строительстве здания, например многоквартирного жилого дома, законодательство позволяет свободно пользоваться участками, не находящимися в собственности, для решения вопросов по застройке наряду с собственными участками. Это приводит к тому, что участок, находящийся в собственности, застраивается почти на 100%, а все остальные дополнительные площадки могут находиться на участке в аренде. А аренда – это договор двух сторон, его можно как заключить, так и расторгнуть практически без спроса у собственников квартир, которые рассчитывали на наличие этих полезных для быта площадок. И что будет дальше? А дальше застройщик, за редким исключением, перестаёт участвовать в жизни своих объектов. Право на арендные участки с детскими, спортивными, хозяйственными площадками владельцам квартир не переходит. А жильцам приходится жить без парковок и прочих площадок.

Ещё есть надежда, что при существующих ценах покупатели будут более ответственно изучать ситуацию. Для начала, разбираясь с положенной инфраструктурой, – хотя бы на наличие на принадлежность, а после этого – с квартирой непосредственно. Такой подход уже заставил многих застройщиков идти на создание нового продукта. Так легко, как раньше, квартиры уже не реализовать. Люди всё внимательнее смотрят на потребительские качества. И застройщики реагируют на это появлением многоуровневых стоянок, спортивных площадок и прочего.

С другой стороны, сейчас встречаются планировки с нормами на уровне общежитий. Кухня объединяется со спальней, и даже до туалета нет отдельного коридора. Застройщик экономит на квадратных метрах и ещё дешевле продаёт квартиру. Но цена квадратного метра остаётся высокой. Почему-то это считают достижением. Но даже в государственной программе обеспечения доступным жильём цели по созданию таких квартир правительством никогда не ставилось. Получается противоестественная жилая ячейка для одного человека, которая не способствует появлению в этой квартире семьи, детей. Такие квартиры не стимулируют рождаемость и не способствуют улучшению демографической ситуации. Такие проектные решения малообъяснимы и вряд ли верны.

– Рассмотрим проблему с другой стороны. А жители всегда адекватно оценивают проекты застройки, которые их возмущают?

– Не всегда. Некоторые настойчиво стараются наделить центральные городские объекты свойствами удалённого или загородного жилья. Ценность квартир в центре города не столько в больших площадках с озеленением, тишине и не в возможности поставить свободно два-три автомобиля у подъезда, а в пешей доступности любого объекта обслуживания или досуга, а возможно, и работы. Когда люди сегодня выбирают квартиру в центре, они голосуют рублём. И критерии, влияющие на выбор, несколько иные, чем в случае с жильём в спальном районе.

Другой момент: протестные настроения против нехватки парковочных мест, озеленения и так далее чаще всего исходят от жителей окружающих территорий, а не от тех, кто собирается в новых домах жить. Естественно, что люди, живущие на любой территории, всегда против появления ещё кого-нибудь. Они привыкли к комфорту и считают, что все им обязаны его сохранить. Причём никто не претендует на их территорию, но жители как «свою территорию» начинают рассматривать улицы, сети, общественный транспорт, школы. Они не хотят появления конкуренции за это пространство. Это тоже естественно и объяснимо.

Проще всего превратить наш город в город пустырей. Хотя для этого нет никаких предпосылок: в Генплане и в мастер-плане отмечается, что у Перми очень низкая плотность застройки. Город недооформленный. Почему ветшают дороги и сети? Потому что недостаточное количество пользователей, которые должны в обязательном порядке оплачивать содержание, вот и происходит недофинансирование. Появление интереса строительной организации к площадке в центральной части очень часто ведёт к необходимости им самостоятельно переложить участки новых сетей. А это зачастую всё-таки работа по улучшению, в том числе и потребительских свойств, для окружающих домов.

Если говорить о жилье в центре города, то мы должны стимулировать пользование общественным транспортом, а не личным, по крайней мере, за бюджетный счёт. В настоящий момент очевидно наличие приоритета перемещения на личном авто над всеми остальными способами передвижения. Если стимулировать строительство бесплатных парковочных мест, люди будут их занимать машинами и будут считать возможным использовать автомобиль, хотя могут дойти пешком. На Западе есть практика строить целые кварталы без машин и с запретом пользоваться в них машинами. И у нас можно было бы уделить больше внимания комфортности тротуаров, а иногда просто их наличию, велосипедным дорожкам, большему озеленению улиц, расширить пешеходную зону. Но пермяки не так давно получили возможность массово передвигаться на авто, и им трудно отказаться от использования личного транспорта каждый день.

– В Москве сейчас активно обсуждается масштабное расселение «хрущёвок». В Перми подобного стоит ждать?

– В Перми есть более старое жильё, чем «хрущёвки», сначала надо расселить его. Москве хотелось бы пожелать удачи с этим проектом. Но в любом случае нужно учитывать интересы тех людей, которые живут в «хрущёвках». Многие из них пожилые, и им нужна не новая квартира, а тот же сосед рядом, вид из окна на то самое дерево, которое они когда-то посадили. Такие люди не собираются никуда переезжать. Для них это будет негатив.

И это касается не только определённого типа жилья. У Перми своя специфика. Например, сколько ни строй жилья на Гайве, туда не переедут люди из Закамска. Жители этих территорий очень редко друг к другу ездят, об этом говорит хотя бы то, что между этими частями Перми нет маршрутов транспорта.

Ищете коммерческую недвижимость?
Предложения на сайте metrosphera.ru

Оценить:

(Оценили: 0)

Поделиться:

Комментарии:

Комметарии от сервиса Disqus
Наверх