Метражи - Недвижимость крупным планом

Лилия Ширяева: «Главная проблема в градостроительстве – непоследовательность исполнительной власти»

Рубрика: Власть, Бизнес

Почему в Перми есть сложности с реализацией важнейших проектов? Как обстоят дела в сфере градостроительства, насколько эффективна работа властей в данной области? Эти и другие проблемы в интервью журналу «Метражи» осветила заместитель председателя Законодательного собрания Пермского края Лилия Ширяева, замруководителя постоянно действующей рабочей группы по рассмотрению вопросов градостроительства, строительства и землепользования.

Лилия Николаевна, начнём с такого общего вопроса: каковы, на ваш взгляд, основные проблемы Перми на данный момент в градостроительной сфере?

 – У каждого, кто сталкивается с этой сферой, особенно на практике, будет свой ответ на этот вопрос. На мой взгляд, основная проблема – это всё-таки административные барьеры. Причём проявляются они совершенно по-разному, и я не могу сказать, что это «барьерная» деятельность какого-то одного органа. Считаю, что в Перми вообще какое-то особенное отношение к градостроительству со стороны специалистов государственных органов и органов местного самоуправления. Например, по-разному трактуется федеральное законодательство разными государственными службами и застройщиками. Соответственно, один и тот же пакет документов может возвращаться заявителю бесчисленное количество раз. Это касается разных стадий: изменения зонирования, получения разрешений на строительство, на ввод в эксплуатацию и так далее. На каждой из этих ступенек какие-то проблемы. Это если говорить про правоприменительную градостроительную практику.

Если же говорить о градостроительстве в высоком смысле этого слова, то здесь я вижу проблему, которая называется одним словом «непоследовательность». Постоянные изменения «курса» в этой сфере характерны для руководства Пермского края и города Перми уже в течение как минимум последнего десятилетия. Причём в других регионах такой негативной специфики не наблюдается.

 

– То есть именно с этим связано то, что в Перми годами не реализуются важные проекты?

– Совершенно верно! На мой взгляд, именно в этом причина. Проекты у нас не реализуются потому, что каждый новый руководитель пересматривает то, что было до него, и старается сделать «ровно наоборот». В итоге у нас есть, например, больше десяти проектов реконструкции театра оперы и балета, которые не дошли до реализации. То, что происходит сейчас, – это вообще отдельная «песня». Подготовлен проект, с которым согласились все, начиная с общественности и заканчивая всеми необходимыми экспертизами. И на стадии, когда уже заключены договоры на разработку рабочей документации и на осуществление строительных работ, наше правительство вдруг пересматривает решение и откладывает начало строительства. И так – почти по любому из проектов.

 

– Можно несколько слов об этих самых проектах?

– Сейчас уже, надеюсь, близок к реализации проект аэропорта. Наконец-то краевые власти осуществили всю цепочку действий в соответствии с законодательством. Бюджет края получит от этой сделки неплохие средства – почти полтора миллиарда рублей. А инвестор уже не имеет никаких рисков при реализации проекта по сравнению с теми схемами, которые были два года назад.

Зоопарк… Для меня это очень больная тема, потому что получилось так, что ранее я была задействована в разных стадиях решения вопроса о его переносе. Прежде всего, конечно же, я – как и все жители города – за перенос зоопарка на другое место. Когда я работала в городской администрации, мы участвовали в выборе площадок совместно с экологами, специалистами, работниками зоопарка. В итоге тогда сошлись на мнении, что лучший вариант – это участок на улице Братской. После этого были потрачены немалые средства – около ста миллионов рублей – на то, чтобы сделать проект зоопарка со всеми исходными данными и с обоснованиями. Примерно столько же – на то, чтобы выкупить подходящие земельные участки. Можно было уже начинать реализацию проекта, но к тому времени в крае и в городе поменялась власть. И началась новая эпопея с подбором участка и проектированием. Я не вижу смысла в том, чтобы постоянно менять идеи и не начинать воплощать ничего.

Проект переноса зоопарка в Черняевский лес обсуждается уже третий год. И до сих пор отсутствует земельный участок. Мне очень не нравится, как в данном случае ведёт себя правительство: оно само показывает застройщикам, как можно нарушать федеральное законодательство. Строитель не может начать полноценное проектирование и тем более «выйти на площадку», если у него нет земли. Надзирающие органы выпишут ему огромные штрафы, если что-то будет сделано не так. Правительство же совершает все действия, которые осуществлять нельзя: начиная с проектирования и заканчивая включением средств в краевой бюджет – при отсутствии оснований для этого. Будучи профессиональным юристом и законопослушным гражданином, я хочу, чтобы всё было по закону, как в случае с аэропортом. Надеюсь, что скоро решение данного вопроса войдёт в правовое русло.

Железнодорожный вокзал – из той же «оперы». И это, как мне кажется, ещё более долгоиграющая история. Связана она с тем, что очень много участников процесса. Это и краевые власти, и городские, и РЖД, и инвесторы. Также сложность в том, что надо очень грамотно решить составляющие самого транспортного узла, исходя из целесообразности привязки туда же автовокзала и учитывая федеральные планы по «прямой железнодорожной ветке» из Москвы минуя Пермь. Все эти нюансы надо как-то совмещать в одном проекте. В июне текущего года у Законодательного собрания запланировано выездное заседание консультативного совета совместно с РЖД. Мы будем обсуждать все эти вопросы, и надеюсь, что сможем выработать правильные решения.

Что касается художественной галереи, мне кажется, что все принципиальные решения приняты. К ним можно относиться по-разному, но я рада, что правительство не стало передавливать ситуацию с переносом галереи в здание речного вокзала. Это было бы просто губительно для нашей коллекции – одной из самых уникальных не только в России, но и в мировом масштабе. То, что найден вариант покупки готового здания, меня лично очень устраивает. Если чиновники поторопятся, то это будет быстрее, чем строить новое здание.

Хотя и здесь есть свои нюансы. Изначально планировалась покупка здания в два этапа. То есть правительство на первом этапе приобрело бы здание в том виде, в каком оно есть сейчас, естественно, после проведения экспертизы его состояния и оценки его стоимости. Затем действующий собственник имел бы обязательство привести здание в то состояние, которое должно соответствовать стандартам для размещения музея соответствующего уровня. Конечно, из бюджета за эту работу была бы произведена оплата. Мне этот вариант нравился больше, чем то, что сейчас предлагает правительство.

А теперь предполагается, что краевые власти покупают здание как оно есть и сами его реконструируют. А сложных технологических моментов там много. Мне кажется, что собственник сделал бы это быстрее, эффективнее и лучше. Мы видим, как строятся, а вернее, не строятся краевые объекты. В прошлом году у нас исполнение инвестиционной программы – это стройки, которые финансируются бюджетом, – составило всего чуть более 20 процентов. Объясняют власти такой результат тем, что федеральное законодательство по проведению торгов на выполнение любых работ является сложным, а сами эти торги выигрывают за смешные суммы недобросовестные подрядчики, которые потом не справляются с обязательствами. Соответственно, приходится расторгать контракты, взыскивать неустойки в суде и снова объявлять конкурсы.

В случае, о котором мы говорим, была, на мой взгляд, уникальная возможность работать вместе с действующим собственником, не проводя эти сложные процедуры, и при этом соблюдать все требования по размещению галереи. При этом было бы реально за 2015-й и начало 2016 года завершить работы. В той конструкции проекта, которая есть сейчас, я не вижу перспектив переезда галереи в ближайшем будущем (2-3 года).

   

 

– Продолжая тему взаимодействия с краевым правительством, почему на прошлом заседании Законодательного собрания вы голосовали против предложения кабинета министров по внесению изменений в перечень объектов капстроя на 2015–2017 годы?

– Это один из самых больных моментов во взаимодействии между законодательной и исполнительной властями в Пермском крае. Связан он с тем, что исполнение инвестиционной программы находится на крайне низком уровне. А ведь данный перечень – это показатель того, как регион развивается, показатель того, каким мы видим дальнейший его рост и благополучие. К сожалению, из года в год у нас не строятся объекты, при этом средства в бюджете на реализацию проектов предусмотрены. Но правительство использует эти средства не как потенциал для развития, а как источник покрытия кассовых разрывов бюджета, как бесплатный кредит, то есть за счёт этих средств расплачивается по другим, текущим, бюджетным обязательствам. Это неправильный и нерациональный подход. Если бы такое происходило в коммерческой организации, то все специалисты, которые допускают подобное халатное отношение к своим обязанностям, были бы уволены. Для того чтобы делать какие-то более жёсткие заявления, фактов и доказательств нет, так что списываем пока на некомпетентность безответственных чиновников. Это что касается общей обстановки.

Если говорить именно о нынешнем изменении перечня, то опять же мы наблюдаем непоследовательность действий исполнительной власти. С первого года работы этого состава депутатского корпуса мы говорим правительству: расставьте приоритеты. Денег на всё не хватит. Это было понятно ещё три года назад, а в нынешней экономической ситуации – тем более. Но приоритеты так и не определены. И при этом инвестпрограмма у нас всегда дефицитная, то есть мы не видим источников для окончания стройки – что по театру оперы и балета, что по зоопарку, что по ряду других объектов. Начало есть, а остальное уходит за трёхлетний период. «Ну а там как-нибудь выкрутимся» – вот такой подход. Это меня и многих моих коллег не устраивает.

Почему-то перенесено с 2015 года строительство пожарных депо. Вы представляете, что это такое? Если сказать просто, то это «гараж» на четыре машины. По документам они «строятся» у нас аж с 2011 года. Трагедия в «Хромой лошади» никого и ничему не учит. Сейчас у федеральных служб нет возможностей выполнить нормативы по пожаротушению без наличия этих «набивших оскомину» пождепо. Они должны быть построены в Перми (в Камской долине, на Вышке-2) и в других городах края. В течение нескольких лет мы слышим, что пожарные депо будут построены в «следующем» году. Сначала правительство объясняло, что, в отличие от бывшей исполнительной власти, хочет сэкономить бюджетные средства, поэтому будет привязывать типовые проекты, чтобы удешевить строительство. Никто не возражал. Прошёл год. Потом правительство объявило, что деньги не потребовались. Списали их «в ноль» и объяснили, что весь год искали типовой проект. Следующий год прошёл под знаком того, что правительство «привязывало» типовой проект к конкретным земельным участкам. Сейчас оказалось, что по семи из двенадцати пожарных депо даже не начато проектирование. И начало стройки снова переносится на следующий – 2016-й – год. При этом, например, микрорайон Вышка-2 в Перми развивается, Кунгур и другие города также имеют реальные потребности в пожарных депо. Как с таким положением дел соглашаться и мириться? Трагические события, к сожалению, как мы видели на примере Хакасии, не исключены в любом регионе.

Строительство объектов здравоохранения тоже «заморожено». Исключены из программы детские поликлиники. В центре Перми на улице Пермской действующая поликлиника находится в ужасающем состоянии. Более десяти лет то одни, то другие власти обещают новое здание для поликлиники. Для этого ещё пять лет назад был выделен земельный участок на углу улиц Ленина и Островского. Городские власти, когда ещё имели полномочия по строительству больниц и поликлиник, разработали проектную документацию. С недавних пор обеспечение населения услугами здравоохранения – это функция краевых властей. Есть земля, есть проект, есть заключение государственной экспертизы – всё, больше ничего не надо для начала стройки! Проводите конкурс и стройте. Но нет! Этот объект в перечень не включается, при этом оставляется 270 миллионов на строительство зоопарка, под который нет ничего из перечисленных необходимых документов и не будет как минимум ещё год.

И таких примеров множество. Поэтому депутаты и не поддержали утверждение новой редакции перечня.

   

 

– Ещё о законодательстве. Недавно на Камском форуме обсуждался закон о государственно-частном партнёрстве, принятый в Пермском крае. Высказывались разные мысли о перспективах его реализации. Каково ваше мнение по этому вопросу?

– Этот закон очень долго лежал «в недрах» Законодательного собрания после принятия его в первом чтении ещё в конце 2013 года. Всё это время мы ждали соответствующий федеральный закон. До настоящего времени он так и не принят. При этом я до сих пор считаю, что он необходим, потому что федеральный закон должен определить льготы и особенности взаимоотношений между государством и инвестором, который выигрывает конкурс на участие в проекте по ГЧП. Сейчас получается, что у инвестора нет никаких привилегий с точки зрения получения земли, с точки зрения антимонопольного законодательства и тому подобное. И, рассуждая как юрист, я полагаю, что могут возникнуть сложности, если вдруг какие-то контролирующие органы увидят какие-то преференции в конкурсной документации. Вот этого мне не хватает в федеральном законодательстве.

Если рассматривать исключительно принятый краевой закон, то он, на мой взгляд, очень работоспособен. Его возможно применять, там заложена в основном конкурсная процедура для выявления инвестора для реализации проекта. Также в краевом законе о ГЧП предусмотрено, что реализовываться посредством этого механизма могут только те проекты, которые зафиксированы в государственных краевых программах по разным направлениям. И проекты в рамках данных программ проходят через стадию общественного обсуждения. То есть в системе законодательных актов мы постарались заложить механизм привлечения инвесторов, гарантии для инвестора, определить конкретные способы взаимодействия. Недавно для реализации, в том числе и краевого закона о ГЧП, мы с коллегами внесли на рассмотрение краевого парламента законопроект, в котором предусматривается предоставление земельного участка без торгов под строительство социально важных и инвестиционных объектов.

Особенность краевого закона о ГЧП в том, что сейчас это документ власти. Однако если кто-то из инвесторов увидит какие-то сложности, которые препятствуют реализации важного проекта, мы можем внести в закон изменения и дополнения. Я надеюсь, с этим не будет никаких проблем.

Планы по реализации проектов через процедуру ГЧП краевое правительство уже озвучило. В первую очередь, это строительство моста через реку Чусовую, ряд медицинских объектов. Кроме того, лично я считаю проект зоопарка перспективным с точки зрения применения механизмов государственно-частного партнёрства. Из разработанной проектировщиками документации видно, что там есть часть направлений, которые вполне могут развиваться бизнесом, – автостоянка, кафе, развлекательные комплексы и так далее.

 

– Возвращаясь немного к теме, с которой начался разговор, расскажите, как вы оцениваете деятельность градостроительных советов при губернаторе и гордуме Перми?

– На этот вопрос у меня очень неоднозначный ответ. Во-первых, я всегда поддерживала создание обоих советов. При этом мне хотелось, чтобы они выполняли функцию именно градостроительных органов. Это очень важно, потому что, к сожалению, на практике иногда получается, что рассматриваются не градостроительные решения, а обустройство конкретного участка. Это не совсем то, чему должна быть посвящена работа столь важных органов такого высокого уровня. Само положение о Градсовете при губернаторе сформулировано совершенно правильно, там заложен именно градостроительный уровень проблематики: например, вопросы территориального развития или строительство объектов за счёт средств краевого бюджета. Так и должно быть. Однако первые заседания были больше похожи на обсуждение «красивых картинок». Сейчас деятельность краевого Градсовета вошла в нужное русло. Так, на последних заседаниях рассматривались вопросы по развитию березниковской агломерации, по зоопарку и галерее (то есть по проектам, которые финансируются региональным бюджетом), по стимулированию жилищного строительства.

Что касается Пермского городского градсовета, то здесь у меня вообще нет замечаний. Мне очень нравится, как организована его работа, какие темы выносятся на обсуждение. Всё по делу.

   

 

– Теперь что касается строительства. Насколько плотно и результативно взаимодействуют между собой, на ваш взгляд, пермские власти и застройщики? И что можно улучшить в этом взаимодействии?

– Улучшать его, конечно же, надо. Сегодня я не вижу системной работы властей со строительным сообществом. Я наблюдаю только общение по конкретным «болевым точкам» конкретного застройщика. Например, кто-то не может получить разрешение на строительство, и начинается обсуждение этой темы и попытки найти решение. Это тоже надо делать, но необходимо системное, планомерное взаимодействие, когда застройщики говорят именно о коренных проблемах, а власть их решает. Такое взаимодействие отсутствует у нас в регионе уже года три. Вопросы строители поднимают одни и те же из года в год, и они не решаются. У меня уже есть ощущение, что строительное сообщество в этом плане «опустило руки», что ему проще решать конкретные вопросы по объектам. Это явная недоработка со стороны и краевой, и городской исполнительных властей. Будет ли улучшаться взаимодействие – зависит именно от желания власти.

 

– Завершая разговор, оцените, пожалуйста, в каких законах в сферах градостроительства, строительства и землепользования сейчас наиболее всего нуждаются Пермь и Пермский край?

– По большому счёту, наше краевое законодательство содержит все необходимые законы в данных сферах.

Правда, сейчас нам нужно дополнить правовую базу, чтобы реализовывать изменения в Земельный кодекс РФ, которые вступили в силу с 1 марта. Что касается тех решений, которых наиболее ждут застройщики, – это алгоритм взаимодействия между ними, энергетиками и властью при строительстве сетей без выделения земли. Это совершенно новая конструкция, которая предусмотрена федеральным земельным законодательством, когда договор аренды на землю под строительство инженерных сетей не оформляется. Благодаря этому должны сократиться сроки оформления документов на строительство.

А если мы хотим стимулировать развитие жилищного строительства, то здесь, безусловно, требуется принятие правовых актов – это касается и арендного жилья, и возведения жилья для отдельных категорий населения, и так далее. Но тут всё зависит от политики краевой власти в данном направлении. Хотелось бы большего стремления со стороны исполнительной власти предпринимать конкретные действия для стимулирования жилищного строительства.

Беседовал Андрей Трошков

 

 

 

 

 

 

Ищете коммерческую недвижимость?
Предложения на сайте metrosphera.ru

Оценить:

(Оценили: 0)

Поделиться:

Комментарии:

Комметарии от сервиса Disqus
Наверх